Connect
To Top

Анастасия Капинус: Сниматься в фильме, да ещё с такими актерами как Горянский и Волох – просто волшебно

Звезда киностудии Smart movie поделилась подробностями работы над новой украинской комедией с мировым прокатом «Скажені на волі»

Актриса Анастасия Капинус умеет быть разной на экране: то психолог и аналитик, то спец, владеющий боевыми искусствами, то скромная тихоня. В жизни актрисе, родом из Днепра, приходится тоже объединять разные ипостаси: медиа и свет рампы.

Мы же поговорили о новом проекте Анастасии Капинус – «Скажені на волі».

– Ты начинала карьеру с журналистики? Почему призванием оказалось актерство и откуда вообще взялся такой переход между профессиями?

– В моем детском представлении, хотя и во взрослом это тоже актуально, работа должна приносить деньги, хотя бы на проезд на эту самую работу (прим. смеется).

А в Днепре в то время ничего не снимали. Работы для актера было немного: несколько театров и все. Да и в то время я бы вряд ли прошла какой-либо кастинг. На своих пробах на телеведущую на областной канал я полкастинга сидела, зажавшись перед камерой, а вторую половину боялась пошевелиться, так как дико вспотела и не могла поменять положение тела. Это было бы заметно.

Что же до журналистики, мне всегда было интересно писать тексты. Удивительно, но все-таки я прошла пробы на этот телеканал, правда, не как телеведущая, естественно, а как журналист. И было здорово.

Анастасия Капинус и Илья Волох

Почему? Мне стало интересно учить нечто новое и я действительно думала, что это мое призвание, пока не ответила себе честно на вопрос о том, чем я хочу заниматься. Карьера, к тому времени привела меня в Киев. Тут уже пришлось рискнуть и начать все сначала, искать именно актёрскую работу. В городе с такой конкуренцией это непросто, но я уже знала точно, что не пропаду и смогу заработать на жизнь.

– Сейчас твои главные киноработы – это сериалы. Какие ощущения от работы с полным метром?

– Я знакома с работой в полном метре, хоть и снималась в нескольких эпизодах. Этот труд, конечно же, отличается от сериального тем, что мы в день снимаем гораздо меньше минут, чем в сериале. Это значит, что с моей стороны, я могу сделать сцену со своим персонажем качественнее. Наверное, именно в полном метре может родиться эта магия кинематографа, которую я люблю, – когда следишь не только за сюжетом (как в сериале), но и за развитием атмосферы.

– Как ты попала в команду “Психов”?

– Наверное, это тот самый счастливый случай, к которому вроде и надо готовится, но никогда не получается (прим. смеется) Я пришла на кастинг-собеседование к режиссёру и продюсеру фильма – Виктору Сокуренко, и он в тот же день сказал, что я подхожу, правда, речь шла о другом фильме. Спустя какое-то время он разглядел во мне и ту героиню, которого я играю в фильме «Скажені на волі».

Анастасия Капинус в фильме «Скажені на волі»

– Импонирует ли тебе твоя героиня? Расскажи о ней.

– Актеру не может не нравится его персонаж. Когда ты читаешь сценарий, зная кого тебе играть, ты начинаешь сознательно оправдывать все его поступки (даже если играть нужно негодяя), иначе работа просто не пойдет и от неё лучше отказаться. Так что я в восторге от своего персонажа. Это открытая, смелая, жизнерадостная девочка, которая верит в свои поступки и в людей, несмотря на то, что она глубоко одинока. И не сразу понимает, что одиночество ее закончилось ещё в самом начале фильма.

– В фильме задействованы заезды первой величины, лучшие театральные актеры, Владимир Горянский и Алексей Вертинский, голливудский актер Илья Волох. Стали ли съемки для тебя в каком-то смысле мастер-классом? Как работается в такой “влиятельной” команде?

– О, работать в одной картине с такими актерами как Владимир Горянский, Илья Волох- это нечто волшебное. Я очень рада такой возможности. У нас в фильме работает огромная команда из талантливых людей: костюмеров, гримеров, осветителей, художников, ну и так далее. А чего стоят режиссёр Виктор Сокуренко и оператор-постановщик Алексей Цвелодуб! Работе с каждым я благодарна за опыт и человеческое общение!

С Александром Пипой и Вадимом Краснооким

– Говорят, играть сумасшедших – сложный труд. Чем вдохновляешься?

– Если играть психа по-настоящему, как сумасшедшего, человека с необдуманными поступками, то это и правда трудно. Куда удобнее воспринимать своего сумасшедшего персонажа, как человека со здоровой психикой, но с милыми чудачествами, оправдывая действия. Например, у моей героини есть воображаемый друг. Не требуется ничего более того, чтобы воспринимать его как обычного собеседника. А если моя Соня одержима какой-то идеей, то важно ее оправдать и идти к ней в сюжете и не играть сумасшедшие глаза, а играть намерение доказать свою идею. А контраст с «нормальными» персонажами и даёт это сумасшествие.

Смотрите также
Украинскую комедию “Психи на свободе” покажут в 50 странах мира

– Помимо кино и театра ты часто снимаешься в рекламе. Есть расхожее мнение, что искусства в коммерческих роликах нет. Готова с этим поспорить?

– Сейчас коммерческим является все, раз уж на то пошло (прим. смеется) и кино, и сериалы. Собственно, творчества, арта, мало везде, на то оно и искусство, чтобы быть не таким уж доступным в производстве. Однако, его тоже можно встретить где угодно. И в рекламе, тоже. Я была причастна к паре таких роликов. Я поняла, что для рождения искусства нужно не так много: поставить смысл произведения выше коммерции, искренне верить в свои действия, дать некоторую свободу себе и всем причастным и секретный ингредиент – случай. Случай, как рандомный мазок в картине, как импровизация или ещё что-то.

– Если вернуться к глубокому искусству, что тебе ближе – кино или театр? О какой роли ты мечтаешь?

– Вот тот случай, что не всегда настаёт. Случай – Бог, который всегда путешествует инкогнито (Лоран Гунель). Мне близко все: и театр, и кино. Это два очень разных направления. В театре всегда есть рост. Невозможно одинаково из спектакля в спектакль играть одно и то же. Можно сойти с ума или скатиться со состояния автомата и растерять мастерство. Нужно искать новые двигатели для действий персонажа, чтобы он был живым. Решать новые вопросы, свои жизненные, на сцене. В этом сложность. А кино – это магия реальности. Там нет условных декораций, все, и как в жизни. Но и тут есть сложность – играть то, что впервые нащупал или искать это, даже, если звучит: «Камера, мотор».

КОММЕНТИРОВАТЬ

ИНТЕРВЬЮ